Одесса – Афины или приключения одесских яхтсменов

…Одесса. 6 декабря 2021 года. За окном – плюс 5. Дома, как всегда уютно. Разжёг камин – настроение хорошее. Само собой, сейчас будет что-то вспоминаться. Ну, так и есть. Что ж, поехали. 1999-й. Год был, конечно,  хороший – по сравнению с 1991-м, когда мы, можно сказать, сидели-дрожали. И не понимали, что будет завтра…

Уже возвращалась какая-никакая стабильность, мы получали неплохую зарплату. Где-то 25 долларов в месяц. Но парусом я занимался, несмотря ни на что, всё время. Более того, в девяностых годах на яхте «Мир» удалось выиграть чемпионат Украины, который проходил в Одессе. Эта яхта – советской постройки на ленинградской экспериментальной верфи спортивного судостроения. Длина яхты – 35 футов. Сделана из дерева – вручную. Получилось как всегда… На Чемпионате Украины, когда мы давали немножечко ей “жару”, на старте рвались у нас стаксель-фал, грота-фал. И  случались прочие неприятности.

Яхта «Мир» под спинакером

Так получилось, что стал я заниматься на 25 футовом “Фотоне” – небольшая спортивная яхта. Иногда я вывозил в море высоких гостей-сотрудников. Тем более, что мои руководители и кураторы были большими спортсменами и им хотелось выйти в море, подышать морским воздухом. Таким образом, я вынужден был помогать яхте “Мир”, на которой можно было выходить в море более-менее комфортно. Это было и романтично, и практически полезно: с помощью моих друзей удавалось поддерживать платежеспособность, оплачивать стоянку яхты. Яхта хотя и принадлежала могущественному Черноморскому пароходству, но в тот момент финансирование с их стороны было прекращено. Судно оказалось чисто на плечах команды. Капитаном яхты был Юрий Павлович – преподаватель в высшем учебном заведении. Так как в то время платили им очень мало, просто жуть, поэтому он ходил – ремонтировал квартиры и на эти деньги жил. Мне удалось с помощью моих друзей оплачивать стоянку яхты. В 98-м году Юрий Павловича пригласили поработать месяц шкипером за границей, и он зарабатывал там около 1000 долларов. Тогда это была трёхлетняя его зарплата. Так он передал яхту мне. И просил участвовать в Чемпионате Украины, потому что нельзя было, чтоб яхта стояла на берегу. И тогда нам удалось выиграть чемпионат в Одессе. Но эта история, пожалуй,  для другого рассказа.

В 99-м году Юрий Павлович договорился с греками о том, чтобы прислали персональное приглашение на соревнования в яхт-клуб “NOTK”. Стали думать – а кто же пойдёт… Оказалось – среди членов команды у него для этого не было никого. У меня на яхте “Фотон” был Лёша Бушняга, Юра Фертюк – мой сын, поддерживали дружбу с Юрой Маляровым и его сыном Лёшей. Таким образом, я их просто пригласил в поход. Вырваться за границу – это было большим счастьем  тогда. Мы собрали бюджет экипажа: 100 долларов с человека. Ну, набрали картошки и прочего, что нужно из еды. И начали готовить яхту к походу. Тяжело было, потому что упирались все власти на каждом шагу. Это, согласитесь, даже смешно: мне, сотруднику определённых органов, пришлось воспользоваться возможностями через Киев, через замкомандующего погранвойск – для разрешение на выход яхты. Хотя, честно сказать, было не до смеха.

Яхт-клуб «NOTK»

Слава Богу – все увенчалось успехом. Всё готово. А тут…  ветра нет! Но, на этой яхте был двигатель. Мы решили не дожидаться ветра и хоть чучелом, хоть тушкой, но надо идти, надо стартовать. В итоге нас – 7 человек ушли. Погода менялась достаточно быстро, и как только мы вышли за мыс Большой Фонтан – начал потихонечку “дышать” ветер. Остановили дизель, поставили паруса и устремились в неизведанное. Ветер к вечеру усилился. Фактически трое суток до Босфора мы шли под зарифленным гротом, под небольшим стакселем. Благо это был fordewind – попутный курс. Беспокойство то, что на всём пути от Одессы северный ветер, норд так называемый, разогнал волну метров в четыре-пять. 

К сожалению, народ был не совсем подготовленный… А ещё с нами была одна девушка. Я упирался: женщина на борту! Но меня уговорил Валентин Заболотный. Взяли его дочку. На следующий день народ лежал пластом в каюте. Молодых можно было простить. Из вполне боеспособных остался я, Лёша и Юра Маляровы. Вот так трое суток по очереди мы с Лешей и рулили, сменяя друг друга. Юра умудрялся приготовить еду. Остальные возлежали… Юрию Павловичу совсем поплохело. Я, откровенно говоря, стал переживать. Что делать – не понимал…

Экипаж яхты «Мир»

Дошли мы до Босфора. Пошли под парусом, хотя там идти под парусом нельзя. Но дошли мы спокойненько. Ветра не было, так как пролив – закрытый. Дошли до марины “Атакой” и с удовольствием стали на причал. В марине, с её открытыми площадками, с потрясающими причалами, с горячим душем и так далее, это было для нас удовольствием неописуемым. Там мы устроились на какой-то фуршет очередной регаты турецкой, и с удовольствием поели, так сказать – на шару – местную еду, купаты, сладости. Я потом удивился как быстро Юрий Павлович ожил и даже потягивал по рюмочке коньяк, цистит как рукой сняло. Ну, я обрадовался, значит – жить будет.  Мы посетили бухту “Золотой рог”, прошлись по городу, поели мороженое. Все было просто замечательно. Времени на стоянку было не много. 20 долларов за сутки, это целое состояние, и нам нужно было экономить и спешить на регату в Афины.

Мы ушли и без особых происшествий добрались до Афин. В то время у меня был мобильный телефон. Спасибо нашим кураторам, которые обеспечили бесплатное пользование за рубежом. У меня также был Navionics Garmin 3, который показывал точку, и мы могли определять свои координаты. Конечно, досадный просчет, когда проходили в проливе “DORO” острова Эвбея и поставили координаты маяка, а оказалось, что он на противоположном берегу острова. А курс мы проложили фактически через землю. Смотрим пароходы идут правее и правее от нас. Потом сообразили и вернулись на верный курс. Шли мы, конечно, днём и ночью. Дни были длинными, а ночи достаточно короткими. Мы часто смотрели в ночное небо – учились… Все было замечательно. Так мы и пришли в Афины, даже немножечко раньше. Воспользовались этим: походили по городу, сходили в порт Пирей, посмотрели все достопримечательности. Затем стали готовится к гонкам. Первый старт был до острова Парос. С нами в группе были яхты конкуренты, так называемые ИКСы, в то время это были высокоскоростные спортивные яхты. Когда шли с ними в одной группе, конечно, мы не могли конкурировать на равных. Были какие-то мелкие хитрости, так сказать за счет своего интеллекта.

Возле острова Парос

Да, наверное, мы все немножко рисковали. Помню гонку Парос-Аморгос, мы шли под спинакером, нас все время поджимало ближе и ближе к берегу. Скорость была 15 узлов, это фактически предельная скорость для яхты такой длины. И когда нужно было повернуть, к сожалению, из-за того, что один из матросов плохо сработал, спинакер у нас во время поворота закрутился вокруг штага, да так, что снять его мы не могли. Стали думать уже – ножом срезать его. Но Лёша Маляров героический, при таком ветре, в движении, поднялся на мачту и сумел снять спинакер, поставить и продолжить гонку. Конечно, было рискованно ставить спинакер на такой ветер. Тем не менее, когда мы пришли в бухту Аморгос – там никого ещё не было. Поняли: кто не рискует, тот не приходит первым. И не пьёт шампанское. На острове Аморгос была очень интересная программа – нас организаторы отвезли в мужской монастырь, который на высокой скале был размещён. Назывался он храмом “Святой Марии”. По легенде говорилось, что когда рыбаки возвращались домой в штормовую погоду, на этой скале им было видение, показавшее путь домой, и они благополучно причалили к берегу. И потом они в благодарность построили монастырь. Послушники показали нам часть помещений, иконы, угостили самогонкой. Захватывающие впечатление с высоты километра вниз – была фактически вертикальная скала и смотреть было страшновато.

Кикладские острова, Греция

Организация соревнований была очень хороша. В регате участвовали около 50 яхт. Мы показали достойный результат, на каждом этапе занимали не менее  3-го места. В итоге общее третье место мы и заняли. На спортивном языке – Бронза. На островах в связи с приходом такого большого флота, конечно, громада устраивала праздники, так что все танцевали, выставляли рыбу жареную, местное вино. Островитянам очень нравилось, когда приезжали к ним гости. На закрытие гонок также устроили празднования в яхт-клубе «NOTK».

Регата

Довольные, счастливые мы собрались и вышли домой. Где-то через 200 миль на второй день, в Эгейском море у нас – событие…, 5:30 утра. Я на руле. Идем левым галсом. Вдруг мачта неожиданно рухнула за борт. Представляешь? Сыграли аврал, вытащили обломки мачты, уложили на борт. Собрали такелаж, паруса. Удивительно, что мы шли под моим гротом с «ФОТОНА» значительно меньшей площади основного грота «МИРА». Ветер не вызывал каких-либо опасений. В чём же дело? Как потом выяснилось, причиной аварии оказался брак крепления левой колонной ванты. Огон был сделан с использованием нержавеющей трубки вместо красномедной. Фактически этот брак на совести верфи-изготовителя, из-за большого усилия при обжиме огона были передавлены пряди троса и при противной встречной волне постепенно трос лопнул. Стали думать, что делать. Но, так как у нас был двигатель, мы пошли к проливу Дарданеллы. Где-то миль 50 нам нужно было еще пройти. И только к вечеру мы достигли острова Товшан (Заячий остров). Поскольку мы шли против волны,  яхту заливало. Мы были мокрыми, голодными и замерзшими, с грустью смотрели на проходящие мимо пароходы и конечно же, хотелось, чтоб нас на буксир кто-то взял. Нужно было подавать сигнал “Mayday”, за что потом пришлось бы платить. Деньги у нас были уже на исходе… Да и в общем, мы не были готовы финансово, так что с нас даже стартовый взнос в Афинах не брали. Поэтому о буксировке речь не шла, под дизелем дотянули до острова, где обсушились под прикрытием берега. 

В это время к нам на лодке подошёл турок и поинтересовался – сразу было понятно, что у нас случилось. Он предложил идти к нему в отель, на берегу, переночевать, обогреться и решить что делать. Но мы вежливо отказались, потому что нужно было торопиться домой, на работу… Отдохнувшие немного, ночью мы двинули на Дарданеллы. Там мы, ко всему пережитому, раза два сели на мель. Но всякий раз благополучно снимались и двигались дальше. Проходили мимо Чанаккале, и помнится на европейском берегу развевался кроваво-красный флаг с полумесяцем и звёздочкой, освещенный яркими фонарями. Затем, из Дарданелл вышли в пролив. Но техника есть техника: дизель периодически отказывал, перегревался и мы останавливались. А поскольку течение было встречным, для того чтобы нас не сносило – мы отдавали якорь. Выжидали полчаса-час, дизель остывал, заводили и двигались дальше. Снова проходили милю-полторы и опять процедура повторялась.

Когда до порта Гелиболу осталось буквально пару миль, дизель вообще приказал долго жить и перестал подчиняться. Опять постановка на якорь. Возле нас стоял полированный ялик, с которого аквалангисты ныряли на затонувшее судно. Вот такой контраст – стоять возле затонувшего судна обездвиженными, без мачты, с поломанным двигателем. Слава Богу, переговорили с ныряльщиками. Они увидели наше плачевное состояние и сказали, что не могут нас оттащить в порт, из-за своего слабого двигателя. Но, пообещали вызвать рыбацкий бот на мощном дизеле, чтоб он отбуксировал  нас в порт. Так и случилось. В течение часа, пока мы ожидали, мысли были, признаться, разные, думали – вряд ли кто-то придёт, кому мы здесь нужны. Но – пришли, взяли нас на буксир. И мы оказались в порту Гелиболу. Стали на стоянку. В чем причина поломки? Решили промыть фильтры, кажись, даже новый поставили. Кто-то из соседних рыбаков предложил съездить на мотоцикле, привезти дизтопливо. Это была суббота. Ближе к вечеру к нам подошел полицейский. Расспрашивал –  кто мы и откуда. По-английски у нас говорили Лёша Маляров и мой сын Юра Фертюк, которому тогда было 12 лет. Видимо, юный Юра ему чем-то понравился – полицейский весьма скромно попросил наши документы и транслог. Но, у нас его, как оказалось, не было… Стало очень неудобно перед ним. Он это видел и решил над нами сжалиться. Сказал, что его смена заканчивается завтра в 12:00 дня и если мы до этого времени не уйдём, то придут его сменщики и просто нас арестуют, на суток 15, и потом будут разбираться, как мы тут оказались. Мы, конечно, решили утром уйти.

Василий Фертюк за рулем))

Вечером успели выйти в город, прогуляться. Помню там мороженное потрясающее было. Никогда такого мороженого не ели. Утром вышли под двигателем, прошли пролив и вышли в Мраморное море, которое встретило нас солнышком и легчайшим зюйдом. В Мраморном море существуют течения поверхностные, что нам только усложняло ход. Двигатель погоняли еще немного и заглушили. Где-то к концу дня возле берега бросили якорь. Мы решили соорудить аварийное парусное вооружение: два спинакер-гика, что позволило нам на 3,5 м поднять шкотовый угол фока, галсовый угол закрепили на баке, а фаловый закрепили на корме. Таким образом получился косой треугольный парус и на легком зюйде мы начали двигаться со скоростью один узел. Это была победа! Хотя до Стамбула было ещё далеко, но всё-таки – в сутки 25 миль мы проходили.

К сожалению, чем ближе к Стамбулу, тем сильнее оказывалось встречное течение. А в Босфоре и Дарданеллах оно более сильное, потому что более солёная вода из Средиземного моря, более тяжёлая, протекает через Дарданеллы в Мраморное море. А из Мраморного вытекает в более пресное Чёрное море. Таким образом мы попадали под течение встречных поверхностных течений и приходилось преодолевать это сопротивление. 

Запомнился момент, когда рано утром, яркое солнце, идеальная погода, ветра нет вообще и течение нас несёт назад от заветной цели – дома. Весла в руки и начинаем грести. Ну, яхта 7 тонн это совсем не о чем… Попробовали снова завести двигатель и едва-едва дошли в марину. Затащил нас маринеро. Стоянка за 20 долларов, а денег то нет. На следующее утро мы обратились в администрацию и попросили вызвать мастера, для починки мачты. Мастер посмотрел, постучал, заглянул внутрь мачты и отказался что-либо делать. Сказал, что мачта не пригодна к ремонту от сильной коррозии металла. Он не захотел брать на себя ответственность или делать недоброкачественной ремонт. Не понимал, как мы вообще добрались сюда на такой яхте… Он предложил вызвать страховую компанию, чтоб те нам привезли новую мачту. Стояла она у них порядка тысяч 10 долларов. Ну, мы тогда вообще не понимали, что такое страхование. Мы решили сходить в город, купить транслог и хоть как-то официально оформить наше нахождение в Турции.

Что делать дальше – было непонятно. Мачты нет, двигатель не работает… Что делать… 

Мы решили с помощью судов ЧМП организовать перевозку яхты в Одессу. Для этого нужен был стапель. А он в Одессе. Ну, что же, прошу свою драгоценную жену, Татьяну Владимировну, чтобы организовала перевозку стапеля в Стамбул. На минуточку, она сама находит судно в Ильичёвске, которое должно вскоре было отправиться в Стамбул. Татьяна Владимировна находит кран, машину, помогают ей мои друзья, сотрудники и отправляют нам стапель. Прибыв в Стамбул, мы поняли, что вышла до боли смешная промашка… Судно с кормы открывает аппарель и туда на колёсах заезжают машины. Т.е. яхту можно только закатить, но колесной телеги-то нет… Отстаёт этот вариант и стапель едет обратно в Ильичёвск. 

Ну, дальше уже оставалось надеяться на счастливый случай и Господа Бога. И удача нам улыбнулась. Так вышло, что Лёша Маляров по молодости познакомился в городе с девушкой, которая оказалась ни много ни мало – секретарем начальника порта. Мы такие сидим грустные, разочарованные. Он приходит и говорит, что она уже договорилась с начальником и нас сейчас заберут в новый порт по соседству с мариной, где мы сможем бесплатно стоять. Оттащил нас буксирчик в порт для мешичников и челноков. На “судах погоды” в то время перевозили челноков, которые закупали в Турции всякое барахло и перевозили в Одессу. Владимир Иванович Воробьёв был хозяином одного из таких судов. Он согласился оказать нам помощь. Понятно, что поставить на палубу яхту было проблемно, потому что все было забыто товарами. И у нас возникла идея из поломанной на куски мачты собрать верхнюю часть в 11 метров и установить на палубу. Таким образом у нас новая появилась  мачта. С помощью находящихся рядом турецких друзей, по-другому не могу их называть, мы организовали крепление, куда должна была устанавливаться мачта, а снизу укрепили пиллерс.

На турецком базаре мы купили дельные вещи, с помощью которых оставшиеся троса укоротили и использовали как новый стоячий такелаж. Затем с помощью кранов на судне мы подошли к борту и поставили мачту, она вышла длиной около 10 метров от палубы. Таким образом у нас было замечательное парусное вооружение в виде Фотоновского грота и штормового стакселя – наши труды увенчались успехом. Мы были довольны и готовы двигаться домой. Мы нанесли визит капитану и поблагодарили его за оказанную помощь, пообщались с гостеприимными хозяевами, да еще в подарок получили килограммов полтора сала, что нас очень выручило во время возвращения домой. Рассказали ему все наши беды, приключения, на что капитан сказал, что завтра к нам придёт моторист и разберет двигатель и отремонтирует. Мы, честно говоря, совершенно не верили в это, тем не менее, утром к нам пришел в ярком комбинезоне, с большим блестящим чемоданчиком, и хорошим настроением мастер. Начали разбирать дизель и оказалось, что подшипники скольжения не меняли, наверное, ещё с момента рождения этого дизеля. И конечно – он протёрся, разогрелся и треснул шатун коленвала. Мастер решает просто выбросить один поршень и говорит: на трёх цилиндрах вы сможете дойти домой. Завел – всё работает. Радость была безмерная!

Так мы стали собираться в дорогу домой. Решили на оставшиеся деньги сделать прощальный ужин с приглашением начальника порта. Кстати, надо ещё отметить, что пока мы стояли там, рядом с нами стоял пожарный катер, и видимо команде делать особо было нечего и они наблюдали за нами, общались, а когда жарили шашлык, то подкармливали нас весьма великодушно. Поэтому остались  хорошие воспоминания о людях. Конечно, мы пытались их как-то отблагодарить, но они почему-то не пили самогонку… 

Мы попрощались с гостеприимным начальником порта, хотя он предложил оставить на зиму яхту, и он отремонтирует мачту, а весной приехать и забрать ее. С капитаном судна была договоренность, что он попробует нас провести через Чёрное море. Но, через Босфор яхты запрещено буксировать, и под парусом нельзя ходить. И слава Богу, у нас уже был двигатель в строю. Капитан предложил в 8:00 утра нам ждать на выходе из Босфора, откуда он отбуксирует в Ильичёвский порт. Для этого мы вышли в ноль часов ночи. Приходилось лавировать – течение было не равномерным. Возле одного берега было завихрение, возле другого встречали большое течение в 4 узла. Так мы и вышли в Чёрное море к 8.00. И тут по рации связывается с нами капитан корабля и говорит: Василий Иванович, извини дорогой, но если мы пойдём с нужной мне скоростью, то ваша яхта может разломаться пополам. Я должен идти хотя бы 12 узлов, потому что в Ильичёвске уже ждут машины, заказаны краны… Поэтому извини, но я ничего не могу сделать”. 

Сломанная мачта

В итоге, мы пошли своим ходом. Через сутки дошли до Бургаса. В это время у нас уже провизия кончилась. Осталось у нас килограмма три лимонов, из которых мы разводили лимонный сок и ели с хлебом почти сутки. Зашли в угольный терминал порта. Вышли в город, поужинали, переночевали. Решили уходить утром, а нас не отпускают из-за поломанной мачты. Начальство сказало – если вас выпустим и произойдет неприятность, то мы же будем отвечать. Я уговорил диспетчера написать расписку, что переход будет под мою ответственность. В конце он предложил оплатить 100 долларов, которых у нас не было. В итоге он ограничился 10 баксами и выпустил в море. До Одессы шли мы уже только под парусом, никакого двигателя, поскольку был неплохой ветер. Проходили яхт-клуб и я предложил пойти сразу в клуб, не заходить в порт, а пройти таможенный досмотр в марине. Удалось через друзей вызвать таможенников и пограничников, они проверили и яхту, увидели голые доски, пустую яхту, и сандалии, привязанные верёвочками на ногах моего сына. Так вот и закончился наш поход. Яхта осталась на берегу, и никто ею больше не занимался. Так она и стоит на ПСН площадке ЧМП… Вот такая вот история замечательной яхты – чемпиона Украины – победителя гонки на приз Фирмы Люфтганза…

Грамота за 3-е место экипажу «Мир»

Автор Василий Фертюк

Подписывайтесь на наши ресурсы:

Facebook: www.facebook.com/odhislit/

Telegram канал: https://t.me/lnvistnik

Почта редакции: info@lnvistnik.com.ua

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Комментировать