Ку-ку, 2020

Однажды редакционная наша почта принесла письмо современника. Оно содержало несколько рассказов и стихотворений. И подписано было автором – А.С. Шевченко. Казалось бы, мало того, что – Шевченко, так ещё и – Александр Сергеевич. Но внимание журнала привлекло, конечно, не только это. Присланное было откровенно интересно и, на наш взгляд, имело прямое отношение к литературному творчеству. Так состоялось наше первое знакомство. Знакомьтесь и Вы, читатель дорогой. Рекомендуем настоятельно.

Несколько слов об авторе. Честь имеем представить: Александр Сергеевич Шевченко. В соответствии с литтрадицией, имеет творческий псевдоним: Шева Сандер. Вот – так. От роду – 34 года. Прописью: тридцать четыре. Родился и вырос в городе Днепр. В Украине получил высшее юридическое образование. С 2014 года живёт в небольшом горнолыжном городке Щирк (юг Польши). Публиковался в ежемесячном научно-популярном и литературно-художественном журнале «Техника — Молодежи». Работает над романом. Пишет рассказы. Один из них и представляет сегодня этого автора в нашем журнале. В портфеле “Вестника” есть и другие его произведения, которые также будут представлены на страницах нашего издания. РЕДКОЛЛЕГИЯ.

***

Понедельник не обещал ничего интересного. Все интересное уже наступило. Опустевшие улицы городов. Переполненные госпитали. Карантин. Самоизоляция. Чумные маски и фиолетовые перчатки. Венецианский бал для всего мира. Тихо играет Шопен. Истерически и фальшиво поют их высочества СМИ. Организаторы (если таковые имеются) пьют дорогое шампанское. Одни хоронят родных, другие, рискуя собственными жизнями, спасают чужих, третьи же быстро переквалифицировались в псевдовирусологов, самопровозглашенных экспертов, и чушью заполонили новостные ленты в социальных сетях.  

Я же сидел в ротанговом кресле, размышлял над этим всем. Занимался многим. Контролировал передвижения сына. Поглядывал на заснеженные вершины гор. Читал книгу. Когда же весеннее солнце одержало победу над облаками, воссияв всей силой, мне пришлось надеть кепку сыну и перебраться под балкон моего дома. Тень спасала глаза, и я снова принялся читать. Недавно выработал для себя систему: читаю современную прозу, затем классику, так по кругу. Мне нравится.  

Внезапно я услышал рык дизельного мотора и от книги мне пришлось оторваться. Повернув голову в сторону Центральной улицы, разрезающую вдоль горнолыжный городок, в котором  живу, увидел – как медленно катит пустой автобус… Мой малыш радостно и восторженно закричал: «Ауто! Ауто!». Пока ему сложно даются слова, составленные более чем из четырех букв. Но даже те, скудные звуки, что он издаёт, меня всегда умиляют. Мы провожали автобус взглядом. Сын держал меня тёплой ручонкой, а я думал… Думал над тем, сколько должен продолжаться карантин, чтобы я с таким же восторгом радостно реагировал на проезжающие автомобили и на одиноких прохожих.

Жена вынесла нам изысканные блюда, иначе язык не повернётся сказать. Сейчас у неё появилась масса времени –  впрочем, как у многих. И она готовит. Готовит вкусно. Честно говоря, уже боюсь её надолго оставлять с ноутбуком. Сейчас поясню почему. Волнуюсь, какой рецепт она найдёт на просторах Интернета и что мне придётся разыскивать в супермаркете. Чтобы вы понимали, несколько недель назад, когда вирус только начал неуверенные шаги по Европе, я узнал о существовании миндального молока и гималайской соли. Помню удивленные глаза сотрудника магазина на вопрос: где находится интересующий меня товар. Он поднял плечи и в полном непонимании, отрицательно замотал головой. Не буду скрывать, я облегченно вздохнул. Ну значит не такой уж я и невежда. Разочаровывать жену не хотелось, поэтому я продолжил поиск.

Проходя вдоль холодильников с молочными продуктами, я повстречал девушку в футболке-поло, с ярким логотипом супермаркета. Вежливо поинтересовался, есть ли у них гималайская соль и как давно человечество научилась доить миндаль. Она улыбнулась, так мне кажется. Не могу этого утверждать наверняка, потому как на её лице была маска медработника. Эта девушка была первым человеком, которого я увидел в полном защитном обмундировании. Нет, не совсем в полном. Кроме маски на ней были перчатки. Тогда я подумал про себя: «Паникёрша». Однако, паникёрша оказалась милой. Она с неподдельным удовольствием помогла найти товар, отчего мгновенно возросла в моих глазах. Поблагодарив её, победоносно улыбаясь, я беспечно толкал голыми руками тележку. Неожиданностью для меня стало то, что все, все без исключения, кассы работают. Толпы клиентов образовали длиннющие очереди, всё это походило на купеческий караван. Телеги — вьючные животные, тянут на себе неподъёмный груз. У купцов побогаче или боязливей — по два верблюда, гружёных всеми возможными и невозможными продуктами. Под невозможными продуктами я подразумеваю, что-то вроде миндального молока, нетопыря и сушеной медузы к пиву. Я так чётко вообразил себя участником каравана, что даже почувствовал сухость во рту и пустынный ветер, бьющий песком по свежевыбритому лицу.

Где-то за спиной раздался вопль: «Вывезли поддон туалетной бумаги!» Караван мгновенно сократился вдвое, мираж растворился в барханах суетливой реальности, а тревога и ажиотаж распространялись быстрее вируса. У меня зачесался нос, я отлепил ладонь от грязной телеги и принялся активно успокаивать зуд. Совершая обычное движение, мне вспомнился фильм, где главная героиня — сотрудник ВОЗ, во время пандемии сообщает военным чиновникам о том, что человек в среднем, касается своего лица от двух до трёх тысяч раз в день. Я прекратил чесать нос и подтолкнул тележку вперёд поближе к кассе №1.

По левую руку от меня находился стеллаж с алкогольной продукцией. Рассматривая красные ценники, обозначающие скидку, я заметил,  как мужчина берет поллитровую бутылку шотландского виски. Изучает информацию на этикетке, затем кладёт её в корзину. Наверное, каждый из нас немного сомелье, если бутылка стоит больше 15 евро. Мужчина так и не отошёл от стеллажа, стоит, задумчиво потирает бороду. “Касается лица”, – подметил я. Вы, вероятно, читая, сделали вывод: автор весьма любознателен, если следит за незнакомцами. Ошибаетесь. Я крайне, крайне любопытный. А этот немолодой человек заинтересовал меня тем, что его выбор остановился на марке, которую сам предпочитаю. Я украдкой продолжил наблюдение. Он рассматривает пузатый американский бурбон. Я прям увидел, как разверзается битва, битва брендов. Война между Шотландией и Америкой. Небывалый случай. Шотландия без усилий завладела территорией, уже установила флагшток, подняла знамя. Как тут, неожиданно, с высоты на них начала наступать американская армия, значительно превышавшая по численности. Один из шотландцев увидел грядущую опасность и волынкой поддал сигнал тревоги. Теперь его войско готовилось отразить наступление противника. Лошади дико ржали, били копытами по металлической решетке, волынка неистово скрипела, подбадривая солдат. Ветер раздувал рыжие бороды и  килты, оголяя ноги воинов. Пару секунд погодя, забили барабаны американской армии, поднялась пыль со стеллажей. Америка пошла в наступление… Бой закончился быстро. Шотландцам пришлось отступить. Они с грустью вернулись восвояси. Шотландский виски стоит на полке, а бурбон – в тачке,  с другими товарами.

Я разочаровался в этом покупателе. Отвернулся и глядел на непрекращающуюся работу кассиров. Вот клиентка передаёт кассиру толстую стопку денег, мелкими купюрами. Кассирша берет деньги, мочит языком большой палец и начинает быстро-быстро пересчитывать. Опять лицо, пальцы, язык и слюни. Я перевёл взгляд в пол. Думаю: «Две тысячи раз мы касаемся лица, а сколько в день мы имеем контакты с другими людьми, которые касаются лица, денег, дверных ручек и прочего». Внезапно мои мысли заглушила волынка. Я предположил: неужели битва не закончилась? Повернувшись на звук, я убедился в этом. Мужчина, который стал моим объектом наблюдения, смотрит на литровый шотландский виски. Шотландское войско нарастило силы и самоотверженно ринулось в бой. Бой не состоялся. Американские главнокомандующие решили поделить территорию с противником, не тратя живых ресурсов на бесплодную землю. Завтра будет день и будут новые войны. Покупатель убрал челку со лба, посмотрел на две бутылки в тележке,  и заулыбался. А я был рад мировой. Я всегда за мир, как чертов хиппи. Ах, как же невыносимо медленно двигалась эта очередь! Вспомнив об опустевшем домашнем баре, я тоже взял себе виски. На кассе рассчитался картой.

Плотно отобедав, мы поговорили с женой о моей будущей вылазке за покупками, точнее о предосторожности, которую я должен предпринимать, покидая дом. Закончив апокалипсическую беседу, мы около получаса дружно играли в мяч. Слушали самый прекрасный смех в мире. Смех нашего малыша. В два часа пополудни, я уложил сына спать. Спустился вниз, подошёл к бару, открыл дверцу, достал тот самый виски и стакан. Наполнив его на одну треть, почувствовал  взгляд. «Угу, жена», — с опаской подумал я. Затем память подсказала: “Супруга повышает квалификацию онлайн”. Успокоился. Но чувство, что кто-то на меня глазеет, не отступало. Нехотя оторвав взор от напитка, я обнаружил ту, которая на меня смотрит. Она всегда смотрит, не моргнув ни днём, ни ночью. Эта была Мона Лиза. Ее тёплый взгляд на секунду меня зачаровал, а загадочная улыбка показалась даже одобрительной к моей затеи малость выпить. Джаконда выглядела так, как девушка, с которой ты только начал встречаться. И то, что ты пьёшь до заката солнца, её абсолютно не смущает. Она не смотрит осуждающе, на лице отсутствует недовольство. У жён такого отношения к распитию днём, да и вообще к распитию априори быть не может. Уверен: именно во избежание недовольства и явного осуждения – мужья пьют меньше, отчего живут дольше холостяков.

Я поднял наполненный стакан выше плеча, дав понять Джоконде, что пью за её здоровье, расшатывая своё. Не обнаружив льда в морозилке, я вышел во дворик, уселся под балкон и начал писать. Я хотел написать о карантине. О том, как проходят дни, о мужчине в супермаркете с его великим самоизоляционным запасом англосаксонского самогона и о вчерашней беседе с кукушкой.

Дописав баталию между Шотландией и Америкой, я боковым зрением заметил пролетающее существо. Существо маленькое чёрное летело освященное яркими лучами солнца. Откинул мысль о том, что это воробей. Любопытство оторвало моё тело от кресла и направило по курсу полёта. Солнце слепило, и я никак не мог опознать, кто это совершает хаотичные движения в воздухе. Затем неопознанный объект совершил посадку на подъездную дорогу к моему дому. В руках у меня был сотовый, я в нем писал этот текст. Включив камеру, направился к существу. Каково же было моё удивление, когда в этой чёрной крохе я узнал летучую мышь! Да, да, летучую мышь. Да, днём. Да, в тот момент, когда писал о буднях человека во время пандемии. Пандемии, о которой принято считать, что виновницей в её возникновении является нетопырь. Вы мне не верите? Он, мол,  писака, выдумщик. Я вас понимаю. Однако у меня есть видео подтверждение. Я как современный человек, выложил в сеть этот ролик – где видно, как летучая мышь взлетает с дороги и летит в безызвестном мне направлении. Можно подумать, на этом история с «героем» Брэма Стокера должна бы закончиться. Но, нет. Спустя десять минут мой новый маленький друг прилетел под балкон, в то место, где я писал эту историю для вас. Он со мной пробыл недолго. Скорей всего, я мешал ему уснуть громкими мыслями. Я понятия не имею о том, что его побудило летать днём. И зачем он прилетел ко мне. В Википедии прочёл о нетопыре. Тот малыш, который так разнообразил мой день, весит пять грамм. Всего лишь пять! Интересно, какой вес у китайской летучей мыши, что устроила ужас человечеству и приятный отпуск планете Земля?

Казалось бы, последнее предложение хорошо подходит для конца моего рассказа, однако, позволю себе продолжить, в надежде на то, что вам интересно. Я же обещал рассказать историю о беседе с кукушкой. Уверяю вас, это не психоделия.

Диалог состоялся вчера. В половине шестого вечера звонарь забил в колокола, сообщая о предстоящей церковной службе. Мой пёс завыл. У него тоже есть свои обряды и традиции – он постоянно воет, услышав звон или звук сирены. Пока какофония заполняла собой тихие улочки, память подбрасывала фото и название статей из Интернета. Безлюдная площадь святого Петра. На Манхэттене в тенях величественных вавилонских башен мчится неотложная помощь. И никого… Ленина не беспокоят туристы, коммунистический вождь впервые опочивает в тишине. Дельфины резвятся в незамутненных каналах Венеции. На Крещатике команда из трёх человек, в желтых специальных защитных костюмах проводят дезинфекцию. Атмосфера Земли очистилась так, что цена на нефть впервые в истории опустилась до отрицательных значений… И на этом памятный диафильм закончился. Зрение приступило к передаче реальных картинок в мозг. Вот сын пластиковой лопаткой выкапывает землю, а собака сторожит его и место разработки залегающих ископаемых. По дороге пробегает испуганный кот. В этот момент моя псина срывается с места, оставляет охраняемый объект, и мчится вслед за ним. Она развивает максимальную скорость ровно настолько, насколько позволяют ей короткие лапки. Меня забавляет эта картина, забавляет эта удивительная жизнь. Даже находясь взаперти: всё движется, всё крутится, и хочется жить. Хочется…                

Вдруг я услышал: ку-ку, ку-ку. Звук прекратился. Но я успел подумать о смерти. Надо же было людям выдумать глупые предрассудки. Я несуеверен. И все же, мне захотелось, чтобы кукушка продолжила считать года. Немедля, я сложил ладони в замок и закуковал, с верой в скорый ответ. Моя имитация птичьего голоса произвела грандиозное впечатление на малыша — он тут же прибежал ко мне, его глаза пылали по-детски нескрываемым восхищением. Для него я – человек всесильный, всезнающий, ведь папа может абсолютно всё. Ох, если бы, сынок… Впрочем, кукушка ответила, ничуть не смутившись моей хрипотце. Ку-ку-ку-ку… Наша беседа продолжалась веки вечные. Я с ней договорился о долгих годах для сына, для нас с женой, для всего нашего семейства и близких друзей. Мне уже было тяжело дышать, я устал. И кукушка тоже. Мы закончили. Сын с недоумением смотрел на меня, потом на дерево, где сидела птица, потом снова на меня. После он подбежал к корзине с игрушками, схватил одну из них и вернулся. Показывая мягкую мартышку, он что-то лихорадочно лепетал. Я же абсолютно ничего не понял. Он так театрально вздохнул, что я с трудом сдержал смех. Не выдержав моего непонимания, он по-младенчески нервно нажал одну из кнопок на игрушке. Игрушка незамедлительно отреагировала словами: «Ку-ку, обезьянка». Я рассмеялся, восторгаясь его сообразительности. Он снова нажал: «Ку-ку, обезьянка, ку-ку обезьянка». «Ку-ку, 2020», — ответил я…

Автор Шева Сандер

Подписывайтесь на наши ресурсы:

Facebook: www.facebook.com/odhislit/

Telegram канал: https://t.me/lnvistnik

Почта редакции: info@lnvistnik.com.ua

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Комментировать