Полицейский с душой раллиста…

– Нетрудно предположить: до того, как оказаться в жестких рамках технологий и кодекса ралли, вы просто выучились водить автомобиль. И не какой-то там, особенный, а обыкновенный, все четыре колеса! Припомните, как? Где? Когда? При каких обстоятельствах? И в связи с чем вы взялись за баранку?

–  Я вожу машину с 12 лет. Когда был ещё пацаном, и жили мы в Тернопольской области, мой отец был директором автопарка… И меня его водителя научили водить еще в 12 лет ГАЗ-69. Потом я ездил на служебной машине отца. Даже ездил на уборку хлеба – на ГАЗ-51, с водителями рядом. Мне давали рулить комбайном. Вот так вот,я увлекался этим делом. А когда заканчивал школу, отец говорит: «давай, я тебе права «сделаю?»

В то время, можно было так, чтобы начальник позвонил в ГАИ и там выписали права, а я говорю: «Нет,  не нужно мне никаких прав. Я моряком буду». И спустя годы, когда я уже во многих рейсах побывал и на многих суднах работал, поступил в школу милиции, там нужно было сдавать на права. Помню, спрашивает инструктор: «Кто умеет ездить?». И в ответ на моё «Я умею», говорят – садится за руль.   Однако, проехав довольно малую дистанцию, сказали «хватит», и до самой сдачи экзаменов ходил, гулял, пока другие ребята учились ездить. Так я за рулём – с 12 лет.

– Это, едва ли прямо связано с морским вашим началом, но определяясь на полицейскую службу, Вы должны были овладеть мотоциклом и автомобилем, тем более речь шла об  уголовном розыске. Читатель уже ждёт рассказ о напряженной авто тренировке, подготовке, преследовании нарушителей и преступников! Ясно, сложность этих процессов и в том, что преследуемые не соблюдают никаких правил, кроме одного: «Уйти от вас», а вы обязаны при любых обстоятельствах правила соблюдать. А это ралли в чистом виде! Несколько слов об этой вашей биографии. 

– Я должен сказать, что никогда в жизни, ни на служебном мотоцикле, ни на машине, никого никогда не преследовал. Я работал не в ГАИ, а в уголовном розыске. Бывало, просто спешили на место происшествия, спешили на какое-то место задержания. А так, я никогда никого на машине не ловил и не хочу рассказать про эти сказки о догонялках. Такого не бывало на моей практике. Большинство этих гонок с преследованиями – это всё вымыслы режиссеров кино. Самое главное для сыщиков – знать, кто совершил преступление. А если сыщик доводит до момента, что нужно кого-то догонять на машине, то это плохой сыщик…

Если мы кого-то ловили, то проследив за подозреваемым до его дома или до блат-хаты – там и задерживали. А где его ловят на машине, это только в кино показывают.

– Даже при задержании не приходилось ни разу ?

–  Ну, не было в моей практике такого. Я в уголовном розыске проработал 20 лет. Но за всё это время никогда, никого на машине не догонял. И мои ребята тоже никого не ловили таким образом. Возможно, я бы делал это из-за надобности, если бы были такие моменты, но я даже не помню слухов о таких историях (смеётся).

Ну, разве что, был случай в Лесосибирске: мы получили информацию, что убийца из Энисейска планировал улететь из города, скрыться. Времени оставалось минут 15. Мы обратились к начальнику ГАИ, чтоб поспособствовали быстрой доставке.

А начальник говорит, вижу только один вариант. Привозит нас совсем рядом на СТО, где работал один парень – автогонщик. Он посадил нас в свой гоночный автомобиль и как рванул… (Смеется). Я запомнил на всю жизнь эту гонку. Дороги то не было, глинисто-песчаная почва… Все в пыли, он то по обочине, то по встречке… В общем мы приехали вовремя и сняли убийцу из самолета. Была крутая гонка.

– Приходилось ли вам участвовать таким образом в специальном милицейском многоборье и ралли? Что привело лично Вас в международное полицейское сообщество, и в частности – в полицейскую автокорпорацию? Кого вы поначалу и в дальнейшем представляли на этом уровне? Одессу, область, Украину, СССР? 

– Во-первых, в 1997 году, я поступил в международную полицейскую ассоциацию. «Дружба через службу», – наш девиз. Потом было создано ответвление Рolice Motor Corporation.

Меня часто приглашали с нашей ассоциации принять участие во встречах, тоже полицейских, но уже автолюбителей. Рolice Motor Corporation – это полицейский автомобильный клуб Европы.

На первые гонки я поехал в 1999 году. Мне тогда было 50 лет. Мы поехали в Голландию, в Роттердам. Первое правило было такое – полицейский должен был приехать на своей машине. Путь от места, где ты живёшь, до назначенного пункта прибытия – это считается ралли. Ты должен проехать это расстояние без нарушений, без аварий, и чтобы не было столкновений и встреч с полицией по дороге. А потом, когда ты прибываешь в город, как мы в Роттердам,  потом проводятся соревнования полицейских Европы по экстремальному вождению полицейской машины той страны, куда мы приехали. Все полицейские находятся в равных условиях, естественно кроме хозяев, которые принимают нас.

Ты садишься за руль без всякой подготовки и тренировок, а на площадке размером с футбольное поле уже расставлены разные обозначения. Нужно сделать два круга разными способами (змейка, ворота) и потом на фото финиш. Конечно, время засекалось. Вот это и есть экстремальное вождение полицейской машины. 

То есть можно сказать две части. Ралли – это приезд, куда назначена встреча (каждый раз другой город Европы). Это уже соревнования и на мотоциклах, на машинах, могут участвовать и женщины, и мужчины. Я не был в числе самых лучших гонщиков экстремального вождения, но по своему возрасту входил в пятёрку.

Потом я начал приобщать своих друзей и собрал в Одессе команду. Мы зарегистрировали отдельный полицейский клуб и получили свой номер. Потом я как-то отошёл от работы в международной полицейской ассоциации, и переключился на Рolice Motor Corporation. У них одно мероприятие в год. Естественно, вся подготовка делается за свой личный счёт. Но чем нас подкупали эти гонки, особенно в те времена, когда гонки уже провели, а виза у нас ещё была сроком в целый месяц – так мы ещё целый месяц могли кататься по Европе.

– Поделитесь своим первым впечатлением. Как человек, выехавший из Советского Союза в другую страну, где абсолютно другие правила и быт.

– Когда первый раз пересёк границу, конечно, сразу в глаза бросаются дороги. Хорошая разметка, яркие знаки везде, предупреждающих много знаков. Это все очень бросается в глаза, хотя я ездил по Германии, Польше, это были первые поездки ещё до полицейских ралли, ибо ездили мы на встречу с полицейскими Польши.

Хотелось бы подчеркнуть момент. Вот приехали мы в Польшу в 1996-1997 году, и конечно же поляки нас радушно встретили. Прошло время, и когда уже через несколько лет мы опять приезжаем в Польшу, то поляки все приезжают на наши встречи без машин. Чтобы не пить за рулём. И они так сказали: “Владимир Ильич, вы знаете, мы боремся с пьянством за рулём”. Сказали, если каждый полицейский Польши бросит пить, то бросит пить за рулём вся Польша (смеётся).

И когда мы собирались на гонки уже в разных городах, то я заметил, что все полицейские стараются приехать на банкеты без машины, а вот украинцы и русские на машинах. Были разные ситуации…

– Эти ралли были прикладным видом автотранспорта или существовали сами по себе? И не связанные с профессиональной подготовкой современного полицейского? Как выглядели наши на международном уровне?

–  Я должен сказать, что полицейский клуб – это как общественная организация. Наше МВД тоже было зарегистрировано в этом полицейском клубе. И наш частный одесский клуб №191 – зарегистрирован. Это частная организация и не являлась каким-то прикладным или обязательным для полицейского. Это был отдых полицейских, они должны раз в год собраться в каком-то городе. Банкет в честь прибытия и убытия.

Картинка экстремального вождения и машины каждый год менялись, но это считалось самым таким интересным. Я 20 лет поездил со всеми своими командами, а у меня они были и по 10, и по 20 машин. Самые большие гонки в Германии были. На тех гонках мы заняли первое место. 

Леонид Михайлович Жаботинский поздравляет меня с первым местом в Гельзенкирхен
Самая большая команда за всю историю гонок в Гельзенкирхен

Обычно с Украины приезжало больше 10 команд. Естественно: Киев и Одесса, Полтава, Днепр, Харьков, со Львова были многочисленные команды. И Крым иногда принимал участие. Но считалась самой активной после Киева наша команда из Одессы. Киевляне один раз выиграли самый главный Кубок Вебера. Одесская команда в 2016 году его выиграла. Кубок даётся не просто так. Нужно занять первое место в ралли, а также распределялись места между другими командами от 5 до 20 и свыше (30 человек), ибо кубок большой был. Среди команд, которые заняли первые места в разных направлениях, проводился свой жребий.  

Нам повезло за все годы участия в 2016 году выиграть Кубок Вебера. Для этого нужно было занять первое место, либо по дальности, или по форме  и по украшению машин. Были разные критерии оценки. Само мероприятие длилось 5 дней. Первый день приезда – банкет. Последний день – отъезд, тоже банкет. Экскурсии по городу были еще, а сами гонки длились 2 дня. Потом каждый сам колесил по Европе, у кого куда денег хватало доехать.

– С того далёкого начала пронеслось немало, так сказать, километров в час. Память ваша наверняка сохранила великое множество городов и стран различных ситуаций, как в спорте бывает, удач и неудач. Работы, дипломы, кубки, медали. Что вы считаете наиболее ярким эпизодом этого пути, удачу и неудачу?

 – Удачу, я считаю, когда мы завоевали первый кубок в 2003 году в Инсбруке, в Австрии. Это были наши первые гонки. Когда мы влились в некие правила, поняли, что форма должна быть у всех красивая, что заехать нужно красиво и расстояние оценивается, подарки хозяевам привозить можно было.

Когда мы были в Инсбруке, уже во время банкета, вдруг объявляют: «третье место команда Одессы!». Я как услышал, сначала не поверил, команды принимали участие со всей Европы практически. Из каждой страны по 10-30 клубов. Из Германии, Италии много было, да и с Украины приезжало клубов 15-ть. Из России приезжали 5 клубов (Москва, Санкт-Петербург, Оренбург). Они же на служебных машинах приезжали. Это было немного неправильно, потому что полицейский должен приехать на своей машине, показав техпаспорт.  При заполнении заявки указывали – на какой машине будешь принимать участие. Я ездил на личном автомобиле.

Это была очень большая радость, когда мы завоевали первый кубок и уже после этого момента, мы начали тщательно готовиться. Команду готовить, формы, думали – как красиво заехать, выставить колонны и украсить машины.

– А из неудач что вам запомнилось?

– Во-первых, у нас никогда не было аварий. Мы всегда доезжали в полном составе и это было замечательно. Конечно, были моменты, когда мы рассчитывали на первое место, а получили второе/третье. По-моему мнению, самое не объективное судейство было в Венгрии (предместье Будапешта), у нас была полная команда, и мы приехали первыми, и конечно же рассчитывали на первое место. Однако было не объективное судейство, просто венгры  своенравны.

Кстати, у нас на следующий год планируются гонки в Венгрии. Но, мы много лет не ездили в связи с пандемией этой… И я уже передал полномочия более молодому капитану, но всё равно хочу посетить Венгрию.

– Кого воспитываете на замену?

–  Уже воспитал! Это Александр Пивторак. Он со мной ездил на вторые гонки в Бари (Италия). Был тогда молодым лейтенантом, а сейчас ему уже под полтинник и он подполковник на пенсии. Я в 2016-м году передавал ему дела, когда мы как раз Кубок Вебера выиграли. В Лодзи официально представил своего приемника. Все были поражены, потому, что за это место много людей обычно борются, а тут я сам передал полномочия. Но всё равно, у молодёжи нет той энергии, что была у нас, да и гонки уже не те, что раньше.

Наше дело начало немножко страдать из-за проблем с визами, но ещё больше из-за того, что нет притока молодёжи. У молодых полицейских, к сожалению, нет интереса к этому делу. Дело не умрёт, а будет держаться на ветеранах и далее, ведь ветераны ищут какую-то полицейскую пристань себе, привычку…

– Исторически не так давно в нашей стране, слово «ралли» было не в ходу, обычно его заменяли на термин «автопробег». Он стал ключевым в знаменитом Ильфопетровском «Золотом телёнке». Что весёлого, забавного, смешного возвращает вам на досуге память о своих пробегах?

– Самое весёлое и интересное было, то, когда ехали на ралли, к примеру, в Дрезден, то мы планировали свои поездки заранее. В Дрездене, должны побывать там-там-там, заехать,  посетить дрезденскую галерею. Обязательно посетить на обратном пути Вену. Если ехали в Италию на гонки, то планировали посетить Рим или Венецию.

С опытом, когда гонки заканчивались, а в маленьком городке Гельзенкирхен (Германия) делать было нечего, то мы заказывали себе экскурсию на 2 дня в Париж. Всей командой ехали в Париж, нас было 40 человек и двухдневная экскурсия с ночёвкой, рестораном, завтрак-ужин нам обошлись по 40 евро. Копейки…

Для меня лично запоминающимися были красивые, живописные места. Были мы на горках в Польше в городе Гданьск. Ездили на пароме в Швецию. Объехали всю Швецию и Норвегию, через острова в Голландию и Бельгию, с пересадками на паромах, подземными тоннелями вернулись затем. Конечно, Норвегия очень интересная страна. Мы доехали до самой северной точки – Берген, до Северно-ледовитого океана и я купался в нём даже: по ступенькам  спустился и как говорят у нас, ноги помочил (смеется).

– Как вы ориентировались на местности, скажите пожалуйста? Ведь не было в то время GPS

– Ездили с помощью карт поначалу, которые покупали и у них. Ездили по знакам, указателям. Потом когда GPS появился в 2006 году у меня, это было очень удобно, правда, бывало мог завести не туда…  Не было моментов, когда мы терялись на местности, а если что-то случалось, то сразу подъезжали к полицейским. Я обратился к полицейским только один раз. Помню, как мы приехали в Берге, а там же очень короткое лето и гостиницы нужно заказывать заранее. Нас приехало два экипажа, и так случилось, что мы не смогли найти место, где переночевать, мотались туда-сюда, нигде не было свободных мест в гостиницах. Подъехали к полицейскому и просим: «Брат, помоги» и тому подобное. Связавшись с кем-то по рации, нас завезли в довольно хорошую гостиницу, но там тоже не оказалось номеров, и нас поселили в комнату для персонала. Мы погуляли в Бергене 3-4 дня. Красивый город, но больше всего нас поразил морской базар. Лосось, икра красная, баночка которой стояла 2-3 евро. И прочие морские деликатесы. Но всё, кроме морепродуктов, было дорогое, ибо это Норвегия.

– Делало ли Вам скидку по службе начальство за участие в таких престижных соревнованиях? Помогало ли, мешало ли это в служебной карьере?

– Нет, не было скидок. Это было уважением, что не Киев, а Одесса заняла первое место на ралли. Начало привлекать внимание, когда обращались из других служб с интересом поехать.  Не часто, но иногда добавлялись новые участники в команду, вот как ГАИ один раз.

Вообще, это дело романтиков. Это же дружба полицейских, и не даёт тебе каких то привилегий. Медали, фуражки, это все памятно только для тебя. У нас еще была традиция обязательная, на встречах, после гонок всегда обменивались фуражками. В своей коллекции я собрал более 60 штук. Помню, немец один забрал у швейцарского полицейского фуражку и отдал мне две: немецкую и швейцарскую, чтобы получить мою украинскую с красивым козырьком, нашивкой (смеется).

– Всё ли в прошлом? Каков сегодняшний ваш день? Как вы оцениваете сегодняшний уровень вождения современных ППС, что бы могли порекомендовать?

– Я не учился экстремальному вождению, но за рулём с детства и даже не знаю, как оно ко мне пришло. Но Слава Богу, я за рулём 60 лет и ни разу не попадал в аварийную ситуацию. А для экстремального вождения, конечно нужен большой опыт. Конечно, есть какие-то трюки, боевые развороты, гонки, преследования, но я всегда относился к этому спокойно, ведь говорю, это показывают только в кино. Даже современные умные сотрудники ГАИ никогда ни за кем не гоняются. Тем более, в ситуациях, когда один человек ничего сделать не может, то отпускает машину дальше по шоссе, оповещая по рации – какую машину впереди «принять». Это правильная тактика поведения.

Я в уголовном розыске столько прослужил и столько бандитов задержал, что честно скажу: не помню, чтобы бандиты так сопротивлялись, как это показывают в кино. Были случаи редко, а так обычно, если заходишь культурно, грамотно подойдёшь к человеку, то какой бы ни был убийца и проходимец, то он спокойно сдаётся. А когда сейчас в сети показывают, что патрульная служба с кем-то дерётся, я этого просто не понимаю. Как можно до такого довести было, чтобы у тебя это случилось. Во-первых, если ты видишь, что преступник дурак, то  выбирай другую тактику поведения, прояви хитрость. Поэтому, я считаю, что тактика при задержании это самое главное. Потому что, как бы ты не относился к человеку, если даже он тебе хамит, то всё равно находишь контакт и с пьяным, и с дураком. Преступники всё понимают и можно действительно просто сказать и задержание обойдётся без малейшего сопротивления. Почему происходят комедии при задержании? Потому что профессиональное неумение исполнять базовые приёмы. Самое главное – физическая подготовка. 

Я был начальником спецслужбы черноморского пароходства 2 года. Создал службу безопасности. Когда принимал к себе на службу, то собрал самых лучших спецназовцев со всего Советского союза, и водолазов-диверсантов с Майского острова, и мастеров спорта разных. Дядя Коля Пасечник был у меня старшим тренером и проводил отбор. Вот приходил человек физически хорош, но с гнильцой внутри и дядя Коля советовал его не брать. Приходилось говорить, что он не совсем готов, а тот возмущался, мол: «Как это? Почему?». Тогда я показывал парню контрольное упражнение и если он сможет его повторить, то брал. Я брал два автомата в руки, ставил перед собой стул и с места прыгал с автоматами через спинку стула. И в итоге никто не смог это упражнение повторить кроме меня. Да я уже не помню, где узнал об этом упражнении, наверное, в армии. С автоматами даже легче прыгать, чем без них. Ты прыгаешь, бросаешь их вперёд, а потом ловишь. Дядя Коля говорил: «Давай, сделай этот свой фокус, а то неудобно человеку отказать» (смеётся). Я тебе правду рассказываю, так и было.

А придумал это испытание Макарченко Сергей Сергеевич. Приходит к нему Коля и говорит: «Ну как спровадить пацана?». А Сергей Сергеевич и отвечает: «А ты попроси шефа, пусть заставит его с автоматами через стул прыгнуть».

– Каковы, перспективы развития и преемственность поколений отечественной и международной полицейской корпорации? Может быть, хотели что-то дополнить?

– Преемственность была… Наши дети к этому подтягивались. Мы же, когда ездим на соревнования, то я беру с собой детей, внуков и вот так они подрастают и тоже интересуются этим делом. Дочка моя с удовольствием поедет, и дети её тоже ездили. Вот это тоже подтягивало преемственность. А молодое поколение полицейских потеряло к этому интерес, потому что упростился доступ к поездкам за границу… Немножко изменился их менталитет. У молодых ребят не хватает настоящей преемственности, в самой полиции. И педагогов не хватает. Многие «получили» звание, написали диссертации и устроились на работу, но у самих нет настоящего опыта работы, нет практических навыков. Как бы они ни учились и учили учебников, по книжкам армейского спецназа – это всё ерунда. Полицейская смекалка и тактика всегда отличалась от боевых искусств и прочего. Нужно соображать и уметь пользоваться смекалкой. Должно быть понимание – как вести себя в определённой ситуации, а это не описано ни в одном учебнике. 

И  одно из главных правил, которое было при мне, и у меня: «не отслужив в армии, в полицию  не иди». Должна быть основа и какой-то определенный жизненный опыт. Я, допустим, пришёл в уголовный розыск и за моими плечами было 5 лет мореходки, и работы на судах. Я уже был, можно сказать, сформированной личностью с определённым багажом знаний. Если бы я пришёл туда со школьной скамьи, не думаю, что из меня бы что-то получилось. Когда я попал в Сибирь на работу, то не растерялся. Жизненный опыт сыграл большую роль в судьбе. Вот так вот!

Автор – Мирослав Бекчив

Подписывайтесь на наши ресурсы:
Facebook: www.facebook.com/odhislit/
Telegram канал: https://t.me/lnvistnik
Почта редакции: info@lnvistnik.com.ua

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Комментировать